УЧЕБНИКИ
ОН-ЛАЙН

Главная Заказать работу Контактная информация Статьи партнёров


Глава XVI. Проблемы урегулирования международного режима транснациональных корпораций (ТНК)

 

1. Понятие и задачи регулирования деятельности ТНК

 

§ 732. Если международно-правовое регулирование режима иностранных инвестиций прежде всего означает правовую защиту зарубежных инвестиций, т.е. интересов стран-экспортеров капитала, то международно-правовое регулирование (а вернее, попытки регулирования) деятельности транснациональных корпораций (ТНК) представляет собой главным образом обратное стремление стран-импортеров капиталов защитить национальные интересы государств и их экономики от негативных сторон деятельности ТНК - важнейших международных инвесторов - и ввести эту деятельность в ограничительные правовые рамки.

§ 733. В проекте Кодекса поведения ТНК, разрабатывавшегося в ООН в течение нескольких десятилетий, ТНК определяется как "предприятие, будь то государственное, частное смешанное, имеющее отделения в двух более странах, независимо от юридической формы и области деятельности этих отделений, которое функционирует в соответствии с определенной системой принятия решений, позволяющей проводить согласованную политику и общую стратегию через один более центров по принятию решений, и в рамках которого отделения таким образом связаны между собой, будь то отношениями собственности иными отношениями, что одно несколько из них могут оказывать (оказывают) значительное влияние на деятельность других и, в частности, пользоваться общими знаниями и ресурсами и разделять ответственность с другими"*(51).

Определение это, явившееся плодом дипломатических компромиссов, дает весьма расплывчатое представление о ТНК, охватывая собой и малозначительные компании, имеющие пару заграничных фалов, и огромные сверхмощные концерны-спруты, опутывающие сетью своих отделений чуть не весь мир. Фактически именно такие концерны и являют собой то, что обычно именуется ТНК, а именно: могущественное с миллиардными оборотами производственно-торгово-финансовое головное ("материнское") предприятие, руководящее из общих центров системой фактически соподчиняющихся по вертикали отделений, фалов, "дочерних" обществ и т.п. во многих странах мира в целях извлечения максимальных прибылей посредством концентрации ресурсов, рационализации управления, использования новейших научно-технических достижений и расширения рынков сбыта вплоть до монополизации их.

§ 734. Примером ТНК могут служить: "Дженерал моторс", "Дженерал Электрик", "Форд", "Ройал Датч Шелл", "Бритиш Петролеум", "Нестле", "Фпс", "Митцуи", "Мицубиши", "Микрософт", "Юнилевер" и многие другие. Финансовое могущество ТНК непомерно. 300 наиболее крупных ТНК по приблизительным оценкам контролируют до четверти всех мировых производственных активов. Ежегодный объем продаж отдельных ТНК превышает годовой валовый внутренний продукт (ВВП) многих стран мира. К примеру, объем продаж "Ройал Датч Шелл" равен ВВП Ирана. Трансграничные торговые операции в рамках ТНК превышают объем мирового экспорта.

По оценкам ООН в категорию ТНК включаются до 45 тысяч головных (материнских) корпораций и 280 тысяч их зарубежных отделений. При этом до половины всех ТНК базируются в трех государствах: США (около 25%), Великобритании и Японии (примерно по 12-13%)*(52).

§ 735. Экономическое, политическое и социальное воздействие деятельности и инвестиций ТНК на принимающие страны двояко. С одной стороны, ТНК, являясь крупными экспортерами капиталов, способны оказывать значительное стимулирующее воздействие на экономику принимающих стран: организация современного высокотехнологического производства, открытие новых рабочих мест, обучение национальных кадров современным технологиям и методам организации производства, стимулирование потребления и экспорта и т.д.

С другой стороны, общеизвестными фактами являются: использование экономической мощи ТНК для оказания давления на политику принимающих государств, вмешательство в их внутренние дела, подкуп местных чиновников в интересах получения выгодных заказов, налоговых и т.п. льгот. Отсюда и широкая практика политических скандалов, коррупция; налоговые злоупотребления; попытки применения в своей деятельности законов и иных норм стран происхождения ТНК, претензии на особые привилегии, отказ признавать исключительную юрисдикцию местных судов и т.п. Экспортируя свои товары, ТНК препятствуют развитию конкурирующего национального производства. Планирование производства и торговли, осуществляемые в рамках ТНК, могут вступать в противоречие с программами экономического развития принимающих стран, подрывая выполнение этих программ (см. § 731).

Образование внутри ТНК закрытых внутрикорпорационных систем планирования и осуществления международной торговли между подконтрольными ТНК предприятиями разных стран позволяет ТНК по своему усмотрению распределять платежи, сосредотачивая прибыли в одном государстве, а убытки в другом. Распространенной практикой является и размещение в странах пребывания ТНК экологически вредных производств, в том числе не допускаемых в государствах, где размещаются головные предприятия.

§ 736. Именно отмеченные и другие негативные особенности деятельности ТНК в принимающих странах, особенно в развивающихся, зачастую не способных оказывать в индивидуальном плане сопротивление напору со стороны ТНК, часто по финансово-экономической мощи преобладающих над принимающим государством, - явсь уже с 70-х гг. XX в. причиной и стимулом для усй прежде всего в рамках ООН по выработке международно-правовых норм, которые бы став деятельность ТНК под некий контроль, дабы обуздать вредные элементы активности ТНК в странах, где действуют ТНК; прежде всего это относилось к пресечению попыток монополизации рынков и подавлению национальной экономики принимающих стран с использованием недобросовестной конкуренции, коррупции и т.п.

В рамках движения в середине 70-х гг. в направлении установления так называемого "Нового международного экономического порядка", который обеспечивал бы приоритетные экономические интересы развивающихся стран, была, в частности, принята в 1974 г. Генеральной Ассамблеей ООН известная Хартия экономических прав и обязанностей государств, где содержались среди прочего и положения, согласно которым каждое государство имеет право "регулировать и контролировать деятельность транснациональных корпораций в пределах действия своей национальной юрисдикции и принимать меры по обеспечению того, чтобы такая деятельность не противоречила его законам, нормам и постановлениям и соответствовала его экономической и социальной политике" (ст. 2).

Положение это, по сути, лишь подтверждающее и без того неоспоримые суверенные права государств, разумеется, мало что давало с точки зрения конкретных международно-правовых ограничений действий ТНК, как, впрочем, и вообще названная Хартия в целом, представлявшая собой юридическшь резолюцию Генассамблеи ООН со свойственной такому акту необязывающей правовой силой.

§ 737. Тогда же, в 1974 г. была по инициативе так называемой "Группы 77" развивающихся стран образована Комиссия ООН по ТНК со своим Секретариатом - Центром по ТНК, которым было поручено, в частности, подготовить проект Кодекса поведения транснациональных корпораций, а также осуществлять изучение политических, экономических и социальных последствий деятельности ТНК, организовать всеобъемлющую систему информации и т.п.

Центр (с 1993 г. действующий под эгидой ЮНКТАД) вел большую информационно-аналитическую работу, оцениваемую как полезную в практическом плане; подготовлены были сотни информационных докладов и иных документов по разнообразным аспектам деятельности ТНК.

Был разработан и подготовлен проект Кодекса поведения ТНК. Кодекс этот изначально предусматривался не для оформления в конвенционном порядке, но лишь для принятия в виде резолюции Генассамблеи ООН (эвентуально ЭКОСОС). Однако проект так и не был окончательно согласован. В этой связи, естественно, проект Кодекса юридически не обладает какой-либо правовой силой, даже и рекомендательного характера, не говоря об императивности.

§ 738. Весьма острые разногласия возникали между развивающимися и промышленно развитыми странами, в частности, по вопросам предоставления ТНК полного национального режима, по так называемому "минимальному стандарту" (см. § 688) для иностранных компаний в отношении применения национального законодательства; по включению в концепцию национального суверенитета полного применения национального законодательства к режиму иностранных компаний; по определению рамок, ограничивающих неотъемлемое право государств на суверенитет над своими природными ресурсами, и связанных с этим проблем национализации и т.д.

Согласованные же положения проекта Кодекса во многом лишь дублируют отдельные общепризнанные международно-правовые принципы и стандарты, ранее зафиксированные в международных договорах.

Положительным результатом многолетних работ над проектом Кодекса можно считать, однако, создание атмосферы сотрудничества для дальнейшего диалога между преследующими различные цели в отношении регулирования деятельности ТНК государствами; с одной стороны, промышленно развитыми, где ТНК имеют свои головные предприятия, а с другой стороны, - развивающимися странами, стремящимися уберечься от негативных аспектов работы ТНК.

§ 739. Осуждение и запрет взяточничества и коррупции, зафиксированное в проекте Кодекса, имело резонансом принятие Генеральной Ассамблеей на ее XXX сессии особой резолюции "О мерах против коррупции, практикуемой транснациональными корпорациями и другими корпорациями, их посредниками и причастными к делу сторонами", увы, с присущей такого рода актам не более чем рекомендательной силой.

В этом же направлении работает и правовой документ уже с конвенционной обязывающей силой, а именно разработанная в рамках ОЭСР и подписанная в 1997 г. Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при совершении международных деловых операций, причем Конвенция применима не только к деятельности ТНК.

Можно упомянуть и трехстороннюю Декларацию Международной организации труда (МОТ) о принципах, касающихся многонациональных предприятий и социальной политики, затрагивающих деятельность таких предприятий и ее последствия в социальном плане, 1977 г.

Характер документов, прямо посвященных деятельности ТНК, достаточно ясно свидетельствует о том, что, к сожалению, действительно существенного международно-правового регулирования деятельности ТНК сегодня (2003 г.) не существует.

§ 740. В правовом аспекте особенностью ТНК является, во-первых, то, что формально это предприятие, подпадающее, как и его соответствующие подконтрольные центру зарубежные отделения, под национальную юрисдикцию соответствующих стран. Фактически же ТНК - мультинациональное, трансграничное предприятие.

Во-вторых, другой особенностью служит то, что зарубежные отделения ТНК, его фалы, дочерние общества, находясь под юрисдикцией принимающего государства, зарегистрированные в нем и формально являющиеся предприятиями данного принимающего государства, фактически для него - иностранные, ибо связи их, зависимость от зарубежного головного комплекса ТНК значительно сильнее и существеннее, чем от принимающего государства.

Наконец, в-третьих, особенностью ТНК является и то, что во многих случаях, обычно через головное, материнское предприятие, ТНК ведет деловые операции непосредственно с принимающими государствами, потенциально принимающими, просто с государствами, как с деловыми партнерами.

Образно говоря, ТНК может быть уподоблено своего рода мифологической многоглавой гидре: одна голова - представляет собой "материнский" мозговой центр; другая голова - весь единый многонациональный комплекс ТНК и, наконец, множество национально различно окрашенных голов. Эта многоглавость, как и в народных сказках, сообщает ТНК особую живучесть: потеря одной нескольких "голов" не означает гибели всей "гидры".

 

2. ТНК и финансово-промышленные группы (ФПГ) в СНГ

 

§ 741. Не лучше в принципе обстоит дело и с регулированием на международном уровне деятельности ТНК в региональном плане. Нельзя при этом обойти вниманием подписанную рядом стран СНГ (включая Россию) в 1998 г. Конвенцию о транснациональных корпорациях*(53). Конвенция эта содержит явные признаки некоего административного "насаждения" ТНК сверху в странах-участницах. При этом сама сущность традиционных ТНК (возникших исторически и продолжающих возникать в мире на сугубо рыночных основах, без какого-либо администрирования со стороны государств) понимается согласно Конвенции 1998 г. принципиально иначе. Для создания ТНК по Конвенции предусматривается заключение межправительственных соглашений, а также специальная национальная регистрация в качестве именно ТНК. Обусловливается всяческая поддержка и поощрение ТНК со стороны государств, вплоть до беспошлинного ввоза и вывоза оборудования, инвестиционных вливаний и т.п. Экономический Совет СНГ соответственно принял в 2000 г. специальную "Рекомендацию по разработке организационных проектов транснациональных корпораций". Свободного, не урегулированного, так сказать, "стихийного" образования ТНК по образу и подобию множества уже существующих в мире ТНК, таким образом, очевидно, не предполагалось.

§ 742. Фактически ТНК, предусматриваемые Конвенцией СНГ 1998 г., являются не "транснациональными", но "межнациональными" корпорациями , точнее, объединениями. По существу ТНК, как они выглядят согласно Конвенции, больше похожи на так называемые Финансово-промышленные группы (ФПГ), о которых также надо сказать несколько слов.

ФПГ призваны были после распада СССР служить средством восстановления нарушенных и установления новых хозяйственно-экономических межотраслевых связей в рамках СНГ с использованием по аналогии конструкций, присущих доказавшим свою высокую эффективность транснациональным корпорациям в странах рыночной экономики.

Правовой базой ФПГ стали: Соглашение о содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых и смешанных транснациональных объединений, заключенное государствами СНГ 15 апреля 1994 года; Единообразный закон "О финансово-промышленных группах", принятый Межпарламентской ассамблеей СНГ 17 февраля 1996 г. (по модели Российского Федерального закона "О финансово-промышленных группах" от 13 ноября 1995 г.); двусторонние соглашения между странами СНГ (например, между Россией и Казахстаном) об основных принципах создания финансово-промышленных групп. Сюда же можно отнести и упомянутую выше Конвенцию 1998 года о транснациональных корпорациях.

§ 743. Создаваемое на такой правовой базе ФПГ представляет собой образуемое на договорной основе объединение нескольких юридических лиц из различных государств. Оно получает статус ФПГ в силу решения компетентного государственного органа по месту регистрации на основе межправительственного соглашения и решения правительства соответствующего государства. Управляется ФПГ советом управляющих, включающих всех участников Группы. В качестве учредителей ФПГ участвуют государственные органы. Принципиально важна установка на образование "горизонтальных" связей между хозяйствующими субъектами, т.е. между формально равными партнерами из разных стран.

Именно эта установка, а также государственно формализованный порядок образования ФПГ на договорной основе коренным образом отличают ФПГ от традиционных транснациональных корпораций стран рыночной экономики. И хотя в упоминаемых выше правовых актах ФПГ приравниваются к ТНК рассматриваются как разновидность последних, очевидно, здесь мы имеет дело с неким особым организационным феноменом, свойственным, по-видимому, странам с переходной экономикой.

§ 744. По своему характеру как ФПГ, так и ТНК в странах СНГ весьма похожи на бывшие так называемые "международные хозяйственные организации" (МХО), получившие распространение в свое время в качестве средства межотраслевого сотрудничества стран-членов Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Как и в целом, экономическое сотрудничество в рамках СНГ во многом использовало институционные формы СЭВ.

Следует оговорить, что и ТНК стран СНГ, и их ФПГ рассматриваются в настоящей главе курса, трактующей традиционные, западные ТНК, - по сути исходя из одинаковой терминологии - ТНК. Фактически и формально западные ТНК и ТНК/ФПГ стран СЭВ - совершенно разные феномены.

При сопоставлении традиционного западного понятия ТНК с понятием ФПГ ( ТНК стран СНГ) наиболее существенно то, что ТНК - это предприятие (головное) с соподчиненными по вертикали отделениями (в той иной правовой форме) в других странах, а ФПГ - объединение, во всяком случае, формально равноправных по горизонтали предприятий из разных стран. Отсюда и различия в способах создания и принятия решений в ТНК и в ФПГ.

На практике очень мало известно о реальных успехах ТНК и ФПГ в рамках СНГ, и можно лишь предполагать, что особых успехов не наблюдается.

 

3. Правовой статус ТНК

 

§ 745. Все отмеченные особенности, не говоря о фактической гигантской материальной мощи, служат неким предлогом, чтобы рассматривать ТНК не просто в качестве обыкновенного коммерческого предприятия, но особого рода международного образования - равного, если не юридически, то фактически, по мощи самим государствам. А отсюда и вроде бы логическое основание для того, чтобы признать "равенство" и юридически, то есть признать ТНК - субъектами международного права с той иной степенью правоспособности (правосубъектности) (см. также § 141).

Если описанные выше попытки подчинить деятельность ТНК международно-правовой регламентации сравнить со своего рода долгой "осадой" могучей цитадели совокупности всех ТНК, то встречные претензии с их стороны на международную правосубъектность выглядят как некие кавалерийские "вылазки" из осажденной крепости. Однако как "осада", так и "вылазки" пока равно оказываются безуспешными, международное право с трудом поддается принципиальным изменениям.

§ 746. Притязания ТНК на международную правосубъектность хотя и не выдвигаются прямо, явно пока не имея шансов для успеха (к примеру, в рамках ООН), довольно широко присутствуют в научной доктрине с теми иными теоретическими обоснованиями, что выглядит своего рода рекогносцировкой для эвентуальной политической акции. Фактически единственную цель приобретения ТНК международно-правового статуса с очевидностью можно видеть лишь в стремлении вывести ТНК из-под национальной юрисдикции, придав им международно-правовой иммунитет от гражданско-правовых судебных притязаний на национальном уровне (см. § 53, 141).

В практическом плане такая иммунность, разумеется, может во многих случаях быть весьма удобной для ТНК, но была бы весьма неудобной для потенциальных процессуальных противников ТНК, в том числе и на государственном уровне. Что же касается чисто политического и теоретического аспектов наделения ТНК статусом субъектов международного права, притязания эти не выглядят основательными.

Во-первых, включение ТНК в "состав" субъектов международного права принципиально порочно, ибо открывает шлюзы для размывания самого понятия и сущности международного права. Логически, если предоставлять международную правосубъектность для ТНК, почему тогда не предоставлять ее и для иных национальных предприятий, возможно, не менее крупных, чем некоторые ТНК, а следуя далее, и для любых юридических лиц и индивидов?

Во-вторых, предоставление международно-правового статуса хотя бы "крупнейшим" ТНК (как иногда предлагается) создавало бы простор для субъективных и политических спекуляций. И какие ТНК понимать в качестве "крупнейших", если даже понятие самих ТНК еще далеко от определенности и общего признания?

Наконец, никак нельзя обосновать и пользу наделения ТНК международной правосубъектностью с практической точки зрения. По долгому опыту ТНК неплохо процветают и без международной правосубъектности. Не ясно и что выиграют реально государства от приобретения ТНК правосубъектности?

§ 747. Пытаясь обосновывать правосубъектность ТНК, обычно смешивается два разных вида международных экономических отношений: а) отношения публичного характера, регулируемые международным публичным правом, и б) отношения частноправового характера (в которых, разумеется, могут участвовать и ТНК), регулируемые применимым гражданским правом тех иных государств, а также и международно-правовыми (конвенционными) нормами, которые могут применяться, в частности, и к ТНК. Соответственно индивиды и юридические лица, очевидно, могут быть дестинаторами определенных норм международного права. Но это вовсе не значит, что такие лица, в том числе индивиды и ТНК, следует признавать субъектами международного права.

Идеи наделения международной правосубъектностью ТНК, индивидов и т.п. давно не новы. И уже одно то, что эти идеи, оставаясь на уровне доктрины, по сути не воспринимаются реальным международным правом, свидетельствует о нежизненности такого теоретизирования, во всяком случае до тех пор, пока не появится некое общемировое правительство, с апологетами которого по сути смыкаются и апологеты распространения международной правосубъектности на физических и юридических лиц.

 

***

 

Что касается правового статуса ТНК и ФПГ в рамках СНГ, то по аналогии с генетически "родственными" им МХО в рамках сотрудничества в СЭВ отдельные ТНК и ФПГ в зависимости от условий их учредительных документов могут обладать ограниченной функциональной международной правосубъектностью и во всяком случае - внутринациональной правосубъектностью по месту их регистрации*(54).

§ 748. Выше проиллюстрировано, что по существу нет никакого солидного междунанодно-правового обязывающего регулирования деятельности ТНК как таковых. До сих пор не сложилось и международно-правового регулирования трансграничной деятельности ТНК в международных экономических отношениях. Поэтому нельзя, со ссылками, в частности, на ТНК, серьезно говорить о так называемом "международном транснациональном праве", тем более как о некой третьей правовой системе, наряду с международным и внутригосударственным правом. Некорректно считать и что в системе международного экономического права объективно существует некое транснациональное право. Где система норм этого права (см. § 65)?

§ 749. Уместно здесь же отметить, что фигурирующее в трудах некоторых европейских ученых (Х.Кок, У.Магнус, П.Винклер фон Маренфельс и др.) понятие "международного права компаний" как якобы института современного международного частного права - на самом деле не более как доктринальная идея весьма спорного свойства. Международное частное право, понимаемое в науке и на практике как институт того иного национального гражданского права либо как совокупность в основном конвенционных норм международного публичного права, унифицированно регулирующих частноправовые отношения, - и в том и в другом случаях не содержит пока особых, сложившихся и общепризнаваемых институтов так называемого международного права компаний.

 

Контрольные вопросы:

1. В чем заключаются экономическое значение транснациональных корпораций (ТНК), их понятие, проблемы международно-правового регулирования их деятельности и реальное состояние такого регулирования?

2. Что значат ТНК и финансово-промышленные группы (ФПГ) в странах СНГ?

3. Каков правовой статус ТНК?


СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНИКА



Реклама!


Заказать реферат





Статистика

Всего 24 учебника


Поиск



Все книги на данном сайте являются собственностью их авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей.
Просматривая, скачивая книгу Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.