УЧЕБНИКИ
ОН-ЛАЙН

Главная Заказать работу Контактная информация Статьи партнёров


В.С.Пашковскии. Деньги, кредит, банки

ГЛАВА 17.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БАНКОВ

17.1. Возникновение банков

17.1.1. Храмы и храмовое хозяйство как основной источник и организатор денежного хозяйства

Для периода зарождения первых государств на Древнем Востоке, (третье тысячелетие до н.э.) характерно использование в качестве де­нег, как отмечалось ранее, наиболее важных общественно значимых пред­метов потребления (скот, зерно, меха, кожи и пр.).

Товарные деньги обладали высокой транспортабельностью, отно­сительной сохранностью в течение длительного времени, сравнитель­но низкими издержками на содержание. Постепенно они начинают иг­рать роль повседневного средства обращения. Использование товарных денег требовало их накопления в качестве всеобщего эквивалента.

Местом сохранения товарных денег становсь культовые соору­жения, храмы. Особо важное значение храмы имели потому, что явля­лись страховым фондом общин и государств. В них концентрировались создаваемые продукты, которые предназначались на обмен с другими общинами и странами.

Устойчивость храмового хозяйства основывалась на сложившемся веками доверии как со стороны государства, так и общины. Относи­тельно высокая стабильность храмового хозяйства служила важным условием поддержания денежного обращения. Она способствовала уп­рочению и постоянному проведению храмами денежной операции - сохранение товарных денег. Естественная порча, снижение качества, вынужденное обновление товарных денег обуслов закрепление за храмовым хозяйством функции регулирования денежного обращения (кассовые операции).

Выполнение данной функции храмами потребовало дополнитель­ных денежных операций - учетной и расчетной. Они велись в весовых единицах. Сложности, связанные с несовершенством видов всеобщего эквивалента (большие объемы хранения, складирования, учета), вынуж­дали периодически заменять одни эквиваленты другими, для которых свойственны более четкие весовые характеристики: делимость, соединяемость, однородность и главное - сохранность, не требующая значи­тельных затрат по времени и по усям.

В качестве всеобщего эквивалента несомненными преимуществами обладали металлы (медь, олово, бронза, серебро, золото). Постепенно выделсь СЕРЕБРО и ЗОЛОТО, которые имели дополнительные качества: портативность, т.е. большую стоимость при малом объеме, редкость и устойчивость к внешней среде.

Вытеснение товарных денег металлическими осуществлялось дли­тельное время, при этом зачастую металлические деньги сохраняли свою товарную форму. Храмы были заинтересованы в затягивании процесса замены товарных денег металлическими, так как за ними закреплялась и упрочивалась новая денежная операция - обменная. В то же время для упрощения и облегчения денежного обращения, его регулирования не­обходимо было способствовать быстрой замене одних видов денег на другие.

Развитие денежных операций храмового хозяйства государств Древ­него Востока находилось под влиянием зарождающихся товарных от­ношений и создаваемых институтов государственной власти. Денежные операции учитывались в натуральном измерении, через прямой обмен. Например, в Древнем Египте до XV в. до н.э. не было даже слова, обо­значавшего понятие «ТОРГОВЕЦ». Деньги, поступавшие в качестве государственных налогов, в течение многих веков откладывались в цар­ских сокровищницах, изымались из обращения. Для торговли не хвата­ло драгоценных металлов в слитках, что принуждало к сохранению натурального хозяйства, заставляло вновь прибегать к прямому обме­ну товарами, к использованию товарных денег.

Храмы, выполняя основные денежные операции (сохранные, кассо­вые, учетные, расчетные, обменные), в условиях постоянной нехватки денежных средств (при господстве натурального хозяйства) были един­ственными, кто мог удовлетворять общественные и частные потребно­сти в получении металлических денег (в виде слитков серебра и золота), при высоком качестве их предложения. Государства были крайне заинтересованы в безопасности и умелом использовании денежных средств. Постоянный приток в храмы денежных средств от государств часто имел форму дарений.

В рамках храмового хозяйства, наряду с бесплатным хранением имущества и денежных средств, начинает осуществляться операции го­сударственных и храмовых складов по платному хранению. Храмы од­новременно и непосредственно занимаются предоставлением ссуд, от­срочивая уплату всеобщего эквивалента. Расширение ссудных операций позволило им покупать и продавать земельные участки, взыскивать налоги, управлять государственным имуществом.

В силу того, что со всякой ссудой и взиманием процентов в древних цивзациях связывалось ростовщичество (выдача кредита под высо­кий процент), ссудные операции храмов оформлялись с особым соблю­дением юридических норм. Условия предоставления ссуд были жестки­ми, а .ответственность по долговым обязательствам очень высокая. Подобная регламентация прослеживается, начиная с XVIII в. до н.э., по своду законов вавилонского царя Хаммурапи.

Таким образом, храмы производ основные денежные операции, способствовали зарождению кредитных операций, осуществляли рас­четно-кассовые операции, совершенствовали платежный оборот.

Сложившиеся традиции доверять денежные средства храмам рас­пространяются не только на Древнем Востоке, но активно перенима­ются в Древней Греции и Древнем Риме, а затем - в средневековой Европе. Знаменитые греческие храмы (Дельфийский, Делосский, Самосский, Эфесский) передоверяли выполнение денежных операций отдель­ным лицам, функционально закрепляли за ними отдельные денежные операции. По мере усложнения операций укреплялось положение лиц, которые становсь финансовыми посредниками.

Храмы имели широкие возможности, обусловленные общественным и государственным доверием, накоплением материальных богатств раз­личного происхождения. В средневековой Европе место за алтарем каж­дой церкви постоянно являлось хранщем денег, которые временно оставлял меняла, обычный горожанин крестьянин. Сложившиеся обычаи строго соблюдались в течение многих веков. Могуществом сво­их монастырей славился орден тамплиеров. Благодаря честности в де­нежных операциях, рациональной организации бухгалтерии облегча­лось движение денежных средств. В XIV в. н.э. орден насчитывал около 20 тыс. рыцарей, значительная часть которых занималась денежными операциями.

17.1.2. Децентрализация денежного хозяйства, расширение его основы и форм

Для постепенной ликвидации монополии храмов по осуществлению денежных операций древние государства начали проводить с VII в. до н.э. самостоятельную чеканку металлической монеты. Стандартизация и монетизация денежного обращения стали прерогативой государств. Чеканка денег способствовала развитию торговых отношений между странами. Концентрация денежных средств облегчалась вследствие более удобных форм хранения и накопления. Внутренние и внешние экономические связи государств начинают приобретать более стабиль­ный и устойчивый характер. Денежный оборот создает основу для даль­нейшей разработки различных форм и методов ускорения торгового и платежного оборотов.

Растущее общественное разделение труда, обособление ремесел и промыслов увеличивало количество торговых сделок и платежей. При наличии коммерческих рисков и затруднений необходима была концентрация денежных запасов. Она стала возможной при создании «торго­вых домов» на Древнем Востоке. При большой правовой неувереннос­ти и слабой устойчивости регулирования монетного дела данные предприятия, обслуживающие торговый промысел, неизбежно долж­ны были заниматься деятельностью в области денежного хозяйства в пределах экономического интереса.

Вавилонские торговые дома Эгиби и Мурашу (VII-V в. до н.э.) сла­всь разнообразием выполняемых ими операций: комиссионные опе­рации по купле-продаже; выдача ссуд под расписку и залог; продажи и платежи за счет клиентов; участие в торговых делах в качестве финан­сирующего дело вкладчика; посредничество (как советника доверен­ного лица) при составлении разного рода актов и сделок.

В Древнем Вавилоне государство постепенно начинает юридически регулировать личные кредитные отношения и выражать интересы вла­дельцев денег. Поэтому большое значение для торговых домов приоб­ретает операция - выдача кредита под заклад товаров, имеющих опре­деленные рыночные цены. Зная информацию о конъюнктуре местного дальнего рынков, спросе на тот иной товар, они предоставля­ли денежные средства на определенный срок таким образом, чтобы пу­тем продажи и последующей купли данного товара повышенного каче­ства удавалось с лихвой перекрывать предоставленный кредит. Занимаясь в основном приемом сельскохозяйственных продуктов, их продажей и уплатой за клиентов государственных налогов, торговый дом Мурашу располагал в течение года 350 кг серебра, а единовремен­но - 20 кг и более.

Торговые дома осуществляли собственно коммерческие операции, а денежные как бы их опосредовали. Они имели постоянный доход с расчетных и ссудных операций, но он не пускался в оборот, а вклады­вался в недвижимость и рабов. Постоянное взвешивание металличес­ких слитков серебра с государственным клеймом сдерживало объемы кредитных операций.

Принципиальное значение приобретали такие ссудные операции, ко­торые в определенной степени формировали эластичность денежных платежей. С развитием денежного хозяйства забота о платежных сред­ствах становится важнейшей задачей государства, формируется обоюд­ный интерес между государством и торговыми домами, поскольку они выступали посредниками в платежах. Торговые дома, нередко созна­тельно идя на убытки, изъявляли готовность оказывать кредит круп­ным клиентам. Выполнение функций доверителей по составлению ком­мерческих договоров между клиентами, выпуск во внутреннем торговом обращении специальных расписок («гуду»), имевших значение метал­лических денег - выделяло и функционально закрепляло денежные опе­рации торговых домов.

Одновременно с появлением частных кредиторов в лице торговых домов и отдельных лиц, занимавшихся коммерческой деятельностью, действуют государственные торговые агенты - на Древнем Востоке их называли тамкарами. В документах они не назывались по личному имени, очевидно, функция здесь была важнее личности. Формируя оп­товый характер определенным видам торговли, тамкары усвали свое влияние внесением денежных вкладов и созданием депозитного сбора, являвшимся страховым фондом торговой общины. Важной операцией подобных торговых общин стала продажа и купля денег в виде метал­лических слитков, торговля ими в других государствах.

Расчетные операции позволяли тамкарам проявлять самостоятель­ность при неуклонной подотчетности своей деятельности перед госу­дарством. Они могли одновременно вести коммерческие дела как за счет государства, так и за собственный счет. Затраты могли превышать по­лученный агентами доход. С течением времени крупные тамкары со­здавали свои торговые дома: либо они «кредитовали» государство, либо сдавали не всю выручку, а имели постоянный запас денежных средств на текущие нужды. С помощью помощников (шамаллу) - странствую­щих торговцев, не располагавших собственными денежными средствами, тамкары выполняли множество операций, в том числе кредитных, в значительном количестве районов, включаясь в международную тор­говлю и кредитование.

Всю зарождавшуюся торгово-обменную деятельность в основном выполняли рабы. Платившие оброк, действуя самостоятельно, на свой страх и риск. они были более выгодны государству и торговым домам. Как свободные, распоряжаясь предоставленным им имуществом (пеку­лием), рабы брали и давали ссуды деньгами и натуральными продукта­ми себе подобным. Занимаясь торговлей, выступая в качестве свидете­лей тех иных денежных операций, они признавались объектами и субъектами права. Раб не только мог заложить, купить и продать иму­щество (в том числе недвижимое: дома и земельные участки), но и мог выступать как залогодержатель имущества свободных и рабов. Раб мог даже быть поручителем своего хозяина в тех случаях, когда они брали ссуду совместно.

Кредитор мог арестовать неплатежеспособного должника и заклю­чить его в долговую тюрьму, однако он не имел права продавать долж­ника в рабство третьему лицу. Кредитор также мог взять в залог долж­ника, если последний не вернул ссуды. Поэтому должник бесплатно работал на кредитора, сохраняя свою свободу. После отработки долга и процентов по нему такие должники теряли всякую связь с кредито­ром. Вместе с тем дети должников, взятые в залог, могли быть обраще­ны в рабство в случае неуплаты долга. Практика «самозаклада» посте­пенно исчезает с переходом залога в собственность кредитора.

Возможность приобретения единовременно крупных земельных вла­дений в результате присвоения кредиторами заложенной земли несос­тоятельных должников свидетельствовала о распространении займов под залог земли без изъятия у владельца (ипотека).

Прочность и устойчивость древнего денежного хозяйства заклады­вались в подневольном человеке, рабе, постоянная (функция которого заключалась в непосредственном и четком осуществлении кредитных, расчетных кассовых операций. Необходимы были условия, при которых традиция приняла необратимый характер. Если выполнение денежных операций храмами и торговыми домами Древнего Востока в значительной степени представляло собой их внутреннее дело, то появ­ление трапезитов (в переводе с древнегреческого - «человек за столом»), в Древней Греции имело важное государственное и межгосударствен­ное значение. Развитие внешней торговли благодаря колонизации бли­жайших территорий, массовый завоз рабов, в основном - иноземцев, имевших опыт ведения денежных операций, формирование городского, промышленного характера рабовладения, обязывающего концент­рировать денежные средства, - позвол закрепить традиции прове­дения денежных операций.

В Древней Греции было 33 города, где действовали трапезиты. К концу V в. до н.э. у них наблюдается специализация: одни (трапезиты) принимали вклады и производ платежи за счет клиентов; другие (аргирамойсы) - занимались меняльным делом; третьи - выдавали мелкие займы, как правило, под залог.

Деятельность трапезитов получила почет только с III в. до н.э. бла­годаря собственным усям наиболее отличившихся: Пасиона, Формиона, Гермиоса, Эвбула и др. В то же время история оставила и имена первых трапезитов, которые в результате банкротства, судебных раз­бирательств прекрат свою деятельность (Аристолох, Созином, Тимодем, Гераклид и др.).

В наибольшей степени овладев меняльным делом (обменной операцией - купля-продажа монет разных государств), трапезиты получали высокие доходы, вытесняя аргирамойсов. Знание содержания металла в монетах, курса разных монет отдельных полисов (свою монету в Древ­ней Греции чекан 1136 полисов), определение степени их износа, предвидение возможности перечеканки создавали в лице трапезитов профессионалов своего дела.

Одновременно в государственных казначействах (хранщах) дея­тельность профессионалов денежного хозяйства была резко ограниче­на, унифицирована, локальна. Так, в Древней Греции принимали и вы­давали деньги - наукрарии, отчитывались по доходам и расходам - полёты, собирали денежные средства - аподеки, оценивали правильность осу­ществления денежных операций - логисты, судебно разрешали вопро­сы по неправильной отчетности - эвфины и т.д. Децентрализация де­нежных операций в рамках государственного аппарата была логически приемлема и в лучшем случае способствовала зарождению государствен­ного кредита.

Традиции ведения денежного хозяйства получ свое развитие и в Древнем Риме. Длительное время денежными операциями занимались лица греческого происхождения. (История оставила имя легендарного из специалистов - Луция Цеця Юкунда из Помпеи). Они часто при­влекали для своих денежных расчетов рабов, которым поручалось их осуществление (диспенсаторы).

Таким образом, развитие рабства и закрепление за рабами денеж­ных операций (сохранных, кассовых, учетных, расчетных, обменных. кредитных, депозитных, в рамках отдельных государств, храмов, торговых домов обеспеч совершенствование посредничества в плате­жах, стимулировали рост денежных накоплений и их концентрацию стали основой зарождения банков.

17.1.3. Возникновение устойчивых форм организации денежного и кредитного хозяйства.

Создание ассоциаций и товариществ

Правовое закрепление института частной собственности и ее выгод­ного приложения в наибольшей степени должно было проявиться в де­нежном хозяйстве. Концентрация денежного капитала потребовала чет­кого организационного выделения двух наиболее важных с учетом предпринимательской деятельности функций: перераспределительной (перемещение капитала с целью получения большей прибыли) и обще­ственной, публичной (стимулирование воспроизводства материальных благ).

Основу денежного предпринимательства заложила деятельность ассоциаций Древнего Рима и городов средневековой Италии. Посто­янная их связь с государством (расчетное и ссудное обеспечение со сто­роны ассоциации и детальная правовая регламентация со стороны го­сударства), стимулирование накопления денежного капитала и укрепление денежной системы (рост золотого запаса, изъятие из обра­щения металлических монет иностранного происхождения, выпуск вкладных бумаг для торговых сделок, внутренняя переоценка нацио­нальной монеты взамен перечеканки, платежи за счет третьих лиц), обо­юдное содействие экономическому развитию нации (выполнение эко­номических функций государства - сбор налогов и податей) - таковы направления зарождения денежного предпринимательства.

Уже в Древнем Риме в условиях значительного накопления денеж­ных капиталов, которые в основном принудительно со стороны госу­дарства направлялись на покупку обширных земельных владений в ча­стное пользование, аргентарии (люди, выполняющие денежные операции) создавали ассоциации, в которых предпринимательский риск распределялся на всех участников. Одновременно ассоциации прини­мали на себя обязанности взимания государственных налогов. Пользо­вание денежными средствами в ассоциации облегчалось благодаря от­сутствию именного разграничения принимаемых денежных вкладов. Ассоциации активно участвовали в продаже товаров с публичных торгов. Вырученные деньги записывались в кредит доверителя. Ассоциа­ции осуществляли наследственные дела, их участники выступали сви­детелями при совершении брачных контрактов. Число денежных (мо­нетных) лавок четко регламентировалось числом аргентариев -участников ассоциации. Другие специалисты (нумулярии), занимавши­еся меняльным делом, не имели права вести кредитные операции.

В Древнем Риме действовали около 50 сравнительно крупных ассо­циаций и около 800 ростовщических и меняльных контор, конкуриро­вавших с ассоциациями за мелкого заемщика. Столичные ассоциации расширяли сеть специальных представителей. Конкуренция шла не толь­ко за привлечение денежных вкладов, но и за их размещение (контрак­ты с купеческими коллегиями, государственными учреждениями).

В условиях стабильного денежного обращения римские ассоциации активно использовали все ранее известные денежные операции. Пред­принимательская основа деятельности римских ассоциаций имела при этом постоянную государственную поддержку. В противовес храмам государство пыталось создавать собственные денежные фонды, кото­рые поддерживали ассоциации в кризисные периоды. Поддержка носи­ла залоговый характер. Так, в Древнем Риме был создан особый фонд для выдачи ссуд сыновьям римских граждан на покупку семян. В каче­стве обеспечения ссуды принимался участок земли, засеиваемый зер­ном, купленным на полученную ссуду. Ассоциации с помощью своих представителей вынуждены были прибегать к таким ссудам, чтобы под­держивать свое существование в качестве крупных землевладельцев и не подвергнуться ликвидации государством.

Светская и духовная власти постоянно выступали за регулирование кредитных сделок и ограничение (сокращение) пределов повышения процентной ставки. Римский папа Лев Великий (V в. н.э.) распростра­нил канонический запрет процентов на всех людей христианской веры. Всем священникам запрещалось вступать в денежные сделки с взима­нием процентов. Позднее д восточной части Римской империи визан­тийский император Юстиниан (VI в. н.э.) разрешал предоставлять кре­диты купцам из 8% годовых, а остальным не позволялось превышать уровня 6%.

Совместные действия духовной и светской властей оказывали влия­ние на место и характер кредитных отношений. Церковь выступала как заинтересованный совокупный кредитор, а государство как заинтере­сованный совокупный заемщик. Поскольку кредитные отношения не являлись основной сферой их деятельности, власти выступали как по­средники, для которых денежные операции оценивались в совокупности, без выделения ссудных. В условиях господства натурального хозяй­ства слабости и опасности предпринимательской деятельности (высо­кий коммерческий риск - грабежи, похищения, поджоги и пр.; длительные расстояния; отсутствие надежных мест хранения; государ­ственная регламентация купли-продажи; отсутствие надежных мер веса; монетный беспредел денежного хозяйства) были наиболее выра­жены.

Посреднической деятельностью церкви, а затем и государства ста­ли такие операции, как комиссионно-расчетные, обусловленные прове­дением внутренних и международных платежей; торгово-комиссионные (покупка и продажа драгоценных металлов, иностранной монеты); вы­дача поручительств, гарантий и иных обязательств за третьих лиц, пре­дусматривающих их исполнение в денежной форме; доверительные опе­рации, включая бухгалтерское и консультационное обслуживание. Духовной власти особенно было выгодно держать уровень процент­ных ставок на уровне комиссионных.

Собственно кредитные операции нос ростовщический характер, поскольку в основе ссуды лежалчные договоренности двух сторон, опосредованные диктатом кредитора. Для ростовщика кредитные опе­рации служ средством накопления богатства и не стимулировали за­интересованность в предпринимательстве.

С падением Римской империи наступает кризис денежного хозяй­ства, который преодолевается с расцветом торговли и промышленнос­ти крупных ГОРОДОВ СЕВЕРНОЙ ИТАЛИИ с IX в. н.э. (Генуя, Венеция, Флоренция, Милан, Сиена и др.). Благодаря отдельным при­вилегиям городских властей первые итальянские ассоциации смогли выделиться и приобрести ведущее значение в экономике данных горо­дов. Изъятие у ростовщиков выполнения тех функций, которые обеспечивали распределение торгового и денежного капиталов, давало возмож­ность ассоциациям укрепить свое положение в качестве организаций на предпринимательской основе. Ассоциации становсь гарантом при­влечения денежных средств и их использования в интересах городов, что усвало ответственность перед обществом, определяло уровень дове­рия к ним. С того времени и начал формироваться стереотип подобной деятельности как выгодного предпринимательства, целью которого яв­лялось максимальное извлечение прибыли.

Постепенно роль ассоциаций по выполнению обменных операций с различными металлическими монетами ограничивалась, поскольку с образом менялы стало восприниматься ростовщичество. (Не случайно слово «ажио» как отклонение в сторону повышения рыночного курса денег ассоциировалось с «ажиотером» - денежным менялой, ростов­щиком.)

Резкое разграничение ростовщических и собственно кредитных сде­лок возможно было только при переходе в процессе развития междуна­родной торговли к КРЕДИТНЫМ ДЕНЬГАМ (ВЕКСЕЛЯМ) и прове­дении на их основе операций по учету получивших распространение переводных векселей.

В итальянских городах обращение переводных векселей имело ог­раниченный исторический период. Так, в Венеции передаточная над­пись на векселе (индоссамент) была запрещена с 1593 г. В целом исполь­зование бумаги в качестве средства закрепления необходимой эконо­мической информации в Европе с X-XI вв. позволило упростить ранее известные денежные операции (прием коммерческих обязательств, оформ­ление договоров, счетоводство и пр.).

Высокой мобильности итальянских специалистов по денежным опе­рациям, развитию периферийной сети способствовали знания об изме­нениях вексельных курсов всех стран средневекового мира, правиль­ной их оценки, о местах и времени проведения вексельных ярмарок (наиболее известных в Шампани), осуществлении наиболее выгодных сделок. В силу этого сложилась конкуренция между отдельными ассо­циациями итальянских городов. Основное соперничество шло между ассоциациями Венеции и Генуи.

Из указов и законов, трактующих правила выполнения денежных операций времен средневековья, только по одной Венеции можно было составить многие тома. В 1171 г. действовавшее в течение нескольких десятилетий паевое товарищество закрытого типа приобрело облик депозитного (вкладного) банка. Последующие создаваемые товарище­ства (банки) будучи частными и являясь собственностью богатых горо­жан (патрициев), рассматривались властями города как общественная касса. Постоянные угрозы со стороны действовавших торговых домов как соперников, недоверие горожан, отсутствие явного интереса к орга­низации денежного хозяйства - такова общая атмосфера, в которой приходилось формироваться товариществам. Период их становления был длительным. Наблюдая этот процесс, городские власти поняли необ­ходимость упорядочения и регламентации подобного рода деятельности.

С 1270 г. существовала обязанность товариществ вносить предста­вителю города - торговому консулу - залог, который с течением време­ни постоянно повышался в цене. Товарищеское предпринимательство подверглось детальной регламентации (запрет осуществления опреде­ленных операций, ограничение конкретными суммами денежных средств, организация особого учреждения по надзору за товарищества­ми, баллотировка и испытание членов товариществ в сенате, присут­ствие представителей городских властей при проведении денежных опе­раций, запрет соединения меняльного дела и деятельности товариществ, запрет открывать на определенный срок частным лицам другие това­рищества, регулирование их количества в городе).

В 1584 г. в Венеции деятельность товариществ была объявлена мо­нополией городских властей. Она сохранялась недолго, наряду с част­ными товариществами существовали общественные (городские) с ог­раниченным набором денежных операций. Поскольку положение города постоянно находилось в опасности из-за непрекращающихся междоусобных войн, тесная связь с городскими властями займов приводила к неоднократным разорениям товариществ. В течение XIII-XVI вв. из ста действовавших товариществ только семи удалось избе­жать разорения.

Достаточно надежные заемщики и сформировавшаяся сеть фа­лов по всей Европе позвол отдельным товариществам Венеции со­хранить свое могущество. Приближение надежной клиентуры благода­ря развитию безналичных расчетов (перенесение сумм с одного счета на другой в книгах товариществ в присутствии обоих клиентов), прием денежных вкладов позвол изменить технологию их деятельности на предпринимательской основе. В 1619 г. существовавшее в Венеции об­щественное товарищество было названо жиробанк (от лат. giro - обо­рот). Главными его операциями стали платежи металлической монетой и заменяемыми их бумагами товарищества. Последнее обеспечило ог­раничение круга клиентов, личное присутствие клиента-плательщика по приказу товарищества, учреждение наличной кассы для удовлетво­рения требований вкладчиков.

В период с XII по XVI в. в той иной степени все страны Европы оказались под влиянием деятельности итальянских товариществ. В зна­чительной мере благодаря поддержанию стабильной денежной валю­ты своих городов, итальянские товарищества упрочивали свое положе­ние. Знакомство с набором денежных операций, осуществляемых итальянскими товариществами, быстро превращалось в активное их ис­пользование на местной, национальной почве.

17.1.4. Стабзация форм и методов регулирования денежного и кредитного хозяйства

Европа стала центром устойчивого проникновения денежных опе­раций. свойственных для возникновения банков, в экономическую дея­тельность создаваемых государств. Истинное значение банковского дела прояснялось в процессе развития торговых связей между государства­ми. Итальянский опыт ведения банковского дела становится лишь стимулирующим фактором создания собственных банков. Предпри­нимательский слой, служивший источником появления специалистов банковского дела, постепенно расширяется. Купцы первые расширяют свое дело не только за счет собственных денежных средств, но и чужих, им доверенных. Рост товарооборота позволял позднее рассчитаться тор­говцу с участвовавшими в его деле лицами товарами и деньгами. В той же степени и другие предприниматели (ремесленники, продающие свою продукцию на рынок, и крестьяне, вырастившие свой урожай и пуска­ющие его в товарный оборот) сначала нерегулярно, а затем все чаще и постоянно начинают выполнять нужные денежные операции, прибега­ют к ссудам выдают их сами. Сезонный характер отдельных видов предпринимательства, наличие текущих временных затруднений, необ­ходимость иметь денежные запасы в ликвидной форме и другие факто­ры - все это приводило к усиленной потребности в платежных сред­ствах в развитии денежных операций.

Появившиеся в платежном обороте европейских городов и стран кредитные деньги (векселя), даже при распространении вексельных яр­марок, осуществлении переводных операций, когда собиравшиеся вме­сте торговцы и другие предприниматели взаимно засчитывали свои требования, не ускоряли процесс денежного обращения.

Вексель имел относительно ограниченную сферу обращения, кото­рая охватывала, как правило, оптовую торговлю. Посредством векселя невозможно было приобрести розничный товар в кредит. Рост вексель­ного оборота зависел от уровня развития кредитных отношений, кото­рые, в свою очередь, были опосредованы расширением товарооборота. Сжатие объема вексельного обращения определялось как сокращени­ем размеров кредитного обращения, так и сроком погашения векселей.

По мере развития кредитных отношений наблюдается все большее несоответствие между товарным оборотом, которое компенсируется расширением вексельного обращения, и объемом обращающихся пол­ноценных металлических денег. Монетизация денежного обращения европейскими городами и государствами позволяла лишь засвидетель­ствовать право на определенное количество денег. Денежное хозяйство оставалось слабым по ряду причин, к которым относсь: быстрое стирание находившихся в обращении металлических денег; ограничен­ные объемы необходимого металла в распоряжении государств; рост количества монетных дворов для поддержания денежного обращения; отсутствие надлежащих технических средств, обеспечивающих чекан­ку монет и т.д. Поэтому учреждаемые в европейских государствах ассо­циации товарищества объективно становсь инструментом ста­бзации денежного обращения, укрепления зарождавшихся денежных систем отдельных стран.

Наиболее наглядно этот процесс прослеживается в центре Нидерландов - АМСТЕРДАМЕ. В результате конкурентной борьбы действо­вавшего в городе института самостоятельных кассиров и учрежденно­го городскими властями разменного банка в течение нескольких веков удалось упрочить голландскую денежную систему (с конца XVIII в. на протяжении более чем века основной стандартной монетой стала моне­та достоинством в три гульдена).

В условиях международной торговли, принявшей широкие масшта­бы в Амстердаме, постоянное наличие при крупных торговых сделках значительного количества различной пробы и достоинства металличес­ких денег потребовало создания системы кассиров, которые должны были заменить менял. Кассиры, получая от купцов, пользующихся их услугами, известные суммы денег, открывали на эти суммы «кредит» в своих книгах. Затем они посылали долговые требования купцам, по которым получались деньги и происходило кредитование. Кассиры производ платежи по распоряжениям купцов, уменьшая на соответ­ствующую сумму их текущие счета. Поскольку система кассиров была задействована в огромных оборотах международной торговли, дохо­ды приобрели предпринимательскую основу. Кассиры, обслуживая пла­тежи многих купцов, балансировали, регулировали их взаимные тре­бования. Полученные от купцов металлические деньги использовались кассирами для обменных операций.

Городские власти Амстердама усмотрели опасность в соединении профессий кассиров и менял и приняли решение об учреждении орга­низации, которая заменяла кассиров и действовала бы открыто по ус­таву. В 1609 г. был создан разменный банк для удовлетворения постоянной потребности в размене металлических денег, который стал крупным центром банковского предпринимательства. Попытка упраз­днить деятельность кассиров не имела успеха.

Банк осуществлял размен монет с установлением официального лажа (ажио), создав прецедент монополизма. Он открывал у себя кредит на внесенные в различной монете деньги. Под металлическое обеспечение принятых вкладов выдавались банком расписки. Но цель превратить банк в единого кассира не была достигнута, поскольку к распискам стали также приплачивать лаж. Это противоречило целям, преследуемым уч­реждением банка (ажио до 5%). Проведя резкое отличие между полно­ценными и порчеными металлическими деньгами, банк оказывал поло­жительное влияние на товарооборот города. Расписки придавали торговле твердую предпринимательскую основу. В 1621 г. была восста­новлена в полном объеме прежняя система кассиров, услась конку­ренция между ней и банком.

Для приближения стоимости обращавшихся денег к установленной законом цене в 1641 г. некоторые виды монет были объявлены «хоро­шими банковскими деньгами». Банк в качестве кредитора принимал «хорошие» виды монет, а в качестве менялы оперировал мелкой моне­той, получившей название «кассовых денег». Разделение функций бан­ка в качестве кредитора и менялы объяснялось недостаточностью соб­ственных денег, что чрезмерно повышало ажио. Банку приходилось изучать конъюнктуру спроса на различные виды денег, что позволило на практике снизить ажио.

Урегулирование городскими властями в 1659 г. монетной системы, установившей твердый тариф мелкой монеты, способствовало чеканке собственной городской монеты - гульденов, начиная с 1681 г. В связи с этим разменный банк был преобразован в депозитный и переводной (жиро) банк, основная задача которого сводилась к определению каче­ства видов монет для отбора в ранг «хороших».

Постепенно ссуды банка расширяются в обмен на хранившиеся в монете вклады, получатель квитанции (рецеписсы) мог по предъявле­нии ее в течение определенного срока забрать обратно монеты. Повы­шение курса квитанций привело к тому, что без них нельзя было полу­чить необходимые металлические деньги. Несмотря на высокую репутацию банка, доверие к нему со стороны купцов, квитанции оказа­лись ненадежными и их курс держался на авторитете банка (счетная монета, по которой определялись «хорошие деньги», не имела твердо­го содержания металла, постоянно находилась в состоянии колебаний в сторону обесценения). Для ограничения подобного влияния в каче­стве залога за предоставленные ссуды банком практиковался прием бла­городных металлов (золота и серебра). Имея счета не более 2900 куп­цов, банк постепенно из депозитного превращается в ссудный. Все виды монет, представленных квитанциями, постоянно находсь в наличии, и выдача ссуд осуществлялась под запасы металлического обеспечения.

Перейдя к активным спекулятивным действиям, скупая и продавая в периоды резкого колебания курса собственные квитанции, банк од­новременно использовал их в вексельном обороте. Банк превращался в центр европейского вексельного обращения.

17.1.5. Особенности зарождения банков в отдельных странах Европы

Не все европейские города и государства средневековья рассматри­вали банки как институт укрепления денежного обращения. Опыт АМСТЕРДАМА имел ограниченные рамки. Только в крупных городах международной торговли он нашел свое применение (например, в не­мецких городах ЛЮБЕКЕ и ГАМБУРГЕ). На территориях, не связан­ных регулярными морскими и речными путями, становление банков имело те же основы, что и в древние века (прежде всего посредническая роль храмов, торговых домов и отдельных купцов).

В ГЕРМАНИИ на базе фалов итальянских торговых домов ста­ли развиваться немецкие торговые дома (товарищества полного товарищества на вере). Они не подлежали, в силу сравнительной терри­ториальной удаленности от основного торгового дома, строгой регла­ментации; не имели устава и не были обязаны публиковать балансы, что требовали власти итальянских городов. Для организации выпол­нения денежных операций достаточно было получить свидетельство определенного образца. Основные операции сводсь к привлечению денег со стороны крупных вкладчиков (баронов, князей и др.) и для предоставления их нуждающимся в качестве ссуд под заклад (невзирая на законы об ограничении запрете ростовщичества).

Торговый дом Я. Фуггера (1450-1528) выполнял все виды извест­ных денежных операций - от расчетных до кредитных, внедрял в прак­тику доверительные операции по управлению имуществом, опекунские и аудиторские операции. При постоянных захватах и переделах земель­ных владений, необходимости их выкупа важными государственными персонами торговый дом Я. Фуггера предоставлял им услуги по выдаче кредита, осуществлял международные денежные расчеты. В 1637 г. имущество Фуггеров перешло генуэзцам.

В рамках «Священной Римской империи» (конгломерат независи­мых государств был закреплен в 1648 г.) торговые дома развернули кре­дитную экспансию. В начале XIV в. датский король вынужден был за­ложить свои земли своему кредитору - графу Гольштейнскому. Во главе чешского королевства стоял известный предприниматель Ф. фон Валленштейн (1583-1634), который с помощью целенаправленных опера­ций с чеканкой монеты, финансовых спекуляций, систематической скуп­кой конфискованных владений создал громадное состояние и учредил чешский монетный консорциум.

В отдельные германские княжества и королевства после войны 1618-1648 гг. были приглашены гугеноты, элита французского купечества, специалисты вексельного и безналичного денежного оборотов. Они имели большой опыт ведения денежных операций, держали денежный капитал постоянно в движении, вели банковские книги. С их помощью был создан первый ремесленный банк «Гемайн-Кредит».

Во ФРАНЦИИ в XII-XVI вв. предпринимались неоднократные по­пытки создания товариществ для выдачи ссуд под некрупные залоги (заклады). Буллой римского папы Льва Х (начало XVI в.) предусматрива­лось ограничение взимания процента, не превышающее расходов по управлению товариществ. В 1627 г. подтверждались их права и преиму­щества вместо ломбардов, взимавших высокий процент за ссуды.

Товарищества получ общественное признание и доверие в про­тивовес ломбардам, которые постоянно домогались приема в залог толь­ко крупных закладов. В 1673 г. выдача ссуд под залог регламентирует­ся, повсеместное распространение банков достигло столицы страны -Парижа. Широкое распространение банков, ориентированных на де­нежные средства мелких вкладчиков, дополнялось становлением бан­кирских домов.

На РУСИ с начала XIII в. в результате активной торговли с немец­кими городами определсь основные центры денежных операций - Новгород и Псков. Монастыри и церкви служ местом существова­ния торговых домов. Иваньковская община (по уставу Новгородской церкви св. Иоанна на Опоках) занималась денежными операциями (фор­мирование собственного капитала за счет вступительных взносов купе­чества, прием вкладов и выдача ссуд, получение привилегий в пользо­вании доходов). Первоначально деньги (товарные и металлические) не оформлялись при предоставлении ссуды заложенным имуществом. Постепенно начинают распространяться залоговые отношения.

Русь усвоила основные положения византийского государственно­го права, приняла их организацию денежных операций (стремление государства охранять монополию в этих вопросах, регламентация опе­раций и размера допустимых процентов). Право на занятие подобным промыслом сдавалось на откуп. Псковское ссудное право оформляло кредитные сделки на особых «досках». В денежный оборот вводсь долговые обязательства - простые векселя. По основному правовому документу - Русской Правде - регламентировалась охрана и порядок обеспечения имущественных интересов кредитора, порядок взимания долга, виды несостоятельности.

На протяжении XIII-XVI вв. выполнение денежных операций было локализовано сокращением международной торговли, отсутствием под­держки со стороны князей и их городов, пытавшихся привить тради­ции мусульманского кредитного дела (ссуда выступала как подарок, использование процента строго запрещалось). Высокая ставка ссудно­го процента ростовщиков не стимулировала зарождение денежного хозяйства.

Отсутствие мобильного денежного капитала, зависимость денежного обращения страны от импорта иностранных металлических денег в виде таможенных пошлин и акцизов на товары, периодически проводимые денежные реформы со стороны государства, географическая удален­ность отдельных регионов страны не способствовали возникновению частного денежного предпринимательства.

Локальные очаги денежного хозяйства реально существовали в от­дельных русских городах, но их развитие всецело зависело от государ­ства. В 1665 г. псковским воеводой А. Ордин-Нащекиным была пред­принята попытка создать ссудный банк для «маломочных» купцов. Его функции должна была исполнять городская управа, действовавшая при поддержке крупных торговцев. Отсутствие четко разработанного пла­на деятельности, определения приоритетов, противодействия со сторо­ны бояр и приказных чиновников обуслов кратковременный харак­тер действий данного банка.

В течение нескольких веков европейские страны привнос в за­рождение банковского дела новые традиции, обусловленные нацио­нальными особенностями экономического развития, уровнем товарно-денежных и кредитных отношений.

17.2. Развитие банков

17.2.1. Внешние факторы закрепления устойчивой деятельности банков

В течение XVII в. сформировались объективные предпосылки изме­нения положения банков и банковского дела в Европе. Благодаря об­разованию мирового товарного рынка в ходе великих географических открытий XV-XVI вв.. усилению национальных интересов и экономи­ческих притязаний отдельных европейских государств, качественному повышению уровня хозяйственных возможностей, интернационализа­ции финансовых связей, обострению рискованности предприниматель­ской деятельности банковское дело неизбежно должно было соединиться с общим процессом глобализации мирохозяйственных отношений. Банки выходят на мировую экономическую арену при поддержке собствен­ных национальных государств, а позднее - и без нее по мере концентра­ции и централизации денежного капитала.

Локальные, ограниченные действия отдельных банков (особенно итальянских и голландских) усвали межбанковскую конкуренцию, стимулировали расширение универсализации и одновременно - специ­ализации в проведении денежных операций. Колоссальный прв се­ребра и золота из Америки в Европу в XVI в. подорвал монополию этих банков в обеспечении хозяйства денежными средствами. Он каче­ственно изменил масштабы банковской деятельности, продемонстри­ровал сложившиеся ранее ограниченные возможности данного вида предпринимательства и его доходности (только в Амстердаме можно было получить кредит в 3% годовых, что считалось крайне низким). Кредитные предложения банков осуществлялись слишком долго, их сроки определялись временем перевозки товаров на длительные рас­стояния. Размещение и использование кредита были крайне неэффек­тивными. Английский экономист Д. Hope (1641-1691) писал о своей стра­не: «Из тех денег, которые в нашей стране отдаются под проценты, едва ли десятая часть размещена среди торговых людей, использующих эти ссуды в своих предприятиях; в большинстве случаев деньги даются взай­мы для поддержания роскоши, для покрытия расходов тех людей, ко­торые хотя и владеют крупными имениями, однако тратят привноси­мые их имениями доходы быстрее, чем эти доходы к ним поступают, и не желая продавать что-либо из своего имущества, предпочитают зак­ладывать свои имения».

Основные функции банков (привлечение временно свободных де­нежных средств и их накопление; кредитование ремесел, промыслов, государств, частных лиц; осуществление денежных расчетов и плате­жей в хозяйстве) получ свое развитие в рамках регулирования де­нежного обращения, поддержания его устойчивого равновесия в усло­виях постоянного дефицита денег.

Подобное развитие (как становление) имело для банков свой предел, обусловленный характером металлического денежного обращения. Под­линное развитие банков должно было состояться тогда, когда исчезли бы ограничения, которые ставило металлическое денежное обращение на процесс банковского предпринимательства:

• нерегулярные поступления определенного количества драгоцен­ных металлов для возмещения своего монетарного запаса, стершегося в ходе денежного обращения;

• крайняя неэластичность золота как денег по своему предложению (огромные затраты на подъем золотодобычи и природная ограничен­ность);

• недостаточная пригодность полноценных денег обслуживать кре­дитное обращение в силу неспособности золота приносить проценты за счет собственного объема;

• сдерживание увеличения скорости оборота индивидуальных денеж­ных капиталов, уменьшение национального богатства (добыча золота не увеличивала ни производительное, ни личное потребление).

Одновременно с банками государства пытались различными спосо­бамквидировать сложившиеся ограничения, прежде всего с помо­щью обращения неразменных на металл государственных БУМАЖ­НЫХ ДЕНЕГ с принудительным курсом. Они получ в XVII в. распространение в Северной Америке (Массачусетс), а затем в ведущих стра­нах Европы. Это смягчило существовавшее противоречие, предохраняя часть золота и серебра в сфере обращения от потерь в результате стирания.

Однако природа бумажных денег была такова, что их количество в обращении должно было соответствовать вытесненному золоту. Излиш­ний выпуск бумажных денег приводил к их обесценению, что вызвало невозможность регулирования денежного обращения. Понижение зо­лотого содержания монет также не решало проблему. Необходимы были носители денежных отношений, которые не зависели бы от монополии золота и объем их регламентировался степенью развития национального капитала. Этим требованиям соответствовали КРЕДИТНЫЕ ДЕНЬГИ. Они замещали полноценные деньги, а не временно заменяли их в сфере обращения, как бумажные. Кредитные деньги создавали условия, при которых сфера обращения в лице банков выступала как производство по созданию и уничтожению денег. С появлением кредитных денег унич­тожается зависимость их оборота от механически действующего фак­тора - количества металлических денег.

Металлические деньги не нуждались в специальном, особом инсти­туте, который обеспечивал бы их функционирование. В их обращении были заинтересованы храмы и государства. Они консервировали данный вид обращения. Кредитным деньгам необходим был особый институт, им явсь банки.

Первоосновой эмиссии кредитных денег стало обращение векселей для коммерческого кредитования. Однако автоматизма здесь не было. Появление векселей не означало наделение их денежными свойствами. Размеры вексельного обращения связаны с массой реализованных в кредит товаров и с уровнем цен этих товаров. Долговое обязательство становится деньгами тогда, когда приобретает особую форму движе­ния, начинает использоваться как средство платежа до указанного в нем срока погашения (появилась новая функция банков - выпуск кре­дитных средств обращения). Вексель наделяется денежным свойством при условии приобретения им ликвидного характера.

Вексель как частное долговое обязательство обретает определенную двойственность, оставаясь продуктом функционирующего капитала, он одновременно выступает видом кредитных денег. Превращение векселя в БАНКНОТУ в качестве признанного обществом значимого экви­валента осуществляется в порядке эмиссионных операций банков. В бан­ках векселя обмениваются на равноценное (за вычетом учетного про­цента) количество наличных металлических бумажных денег. Концентрируя массы долговых обязательств, банки принимают ответ­ственность по конечным расчетам по учетным векселям на себя. По­добные банковские обязательства уже не ограничиваются узким кру­гом заинтересованных лиц, а начинают рассматриваться как наличные деньги, входя во всеобщее употребление.

Обращение банкнот в сфере платежа наличными деньгами вызыва­ет необходимость дополнительной их устойчивости в виде золотого запаса банков. Эмитируя банкноты, банки руководствуются не интере­сами участников кредитных сделок, а собственной доходностью, что усвало предпринимательские основы банковского дела.

Золотое обеспечение банкнот было связано с эмиссионной функци­ей банков, а товарное покрытие банкноты являлось важной ее каче­ственной характеристикой. Разменная банкнота была менее эластична по условиям расширения, чем вексель. Кроме решения участников кре­дитной сделки, нужна была еще и готовность банка превратить вексель посредством учета в наличные деньги. Выпуск новых банкнот зависел от объема частного кредитного оборота и от эмиссионной политики банка. Потребность в их создании диктовалась не увеличением товаро­оборота в целом, а лишь потребностью товарооборота в наличных день­гах. В то же время по условиям сжатия разменная банкнота была более эластична, чем вексель. Ее свободный размен делал возможным в лю­бой момент предъявить избыточное количество банкнот банку-эмитен­ту, потребовав за них золото.

Объем банкнотного обращения уменьшался за счет погашения ссуд банку, выданных под учтенные векселя, и чем короче был срок этих кредитов, тем устойчивей становилось обращение. Возвращение банк­нот в банк означало лишь предпосылку сжатия банкнотного обраще­ния, которая становилась реальностью при росте банковской ликвид­ности. Тем самым появлялась необходимость регулирования банкнот­ного обращения в общегосударственном масштабе.

17.2.2. Внутренние факторы закрепления устойчивой деятельности банков

Среди европейских стран с 40-х гг. XVII в. эмиссионные операции у банков выполняются в АНГЛИИ и ШОТЛАНДИИ. Так, благодаря официальной отмене запрета на взимание процентов за кредит еще в 1571 г., отказу правительства от услуг итальянских банкиров в сборе государственных налогов и платежей, повсеместным запретам (вплоть до выселения из страны) деятельности банкиров-евреев в Англии полу­ч возможность расширить свои операции мастера ювелирных дел. Важным условием стало и то, что в результате порчи монет металли­ческое содержание денежной единицы Англии - фунта стерлингов сни­зилось в 3 раза и более за период с 1290 по 1616 г.

Английские купцы стали хранить свободные денежные средства у мастеров ювелирных дел. Мастера, в свою очередь, стали предлагать торговцам процент на вносимые денежные вклады, поскольку они по­лучали возможность отдать их в рост по более высокой ставке. Распис­ки мастеров (частные векселя), подтверждающие принятие вкладов на хранение, стали обращаться в виде банкнот. Со временем количество небольших частных банков заметно возросло, каждый из них обладал равными правами в выпуске банкнот в неограниченных масштабах и вне государственного контроля.

В результате банкнотного обращения банкам и банкирам удалось завоевать доверие общества, поскольку в их деятельности данное денежное средство активно и легко использовалось при платежах.

На хранение в банки стали поступать крупные денежные суммы под обеспечение всего лишь бухгалтерской записи (депозиты). Более того, банки имели возможность предоставлять взаймы достаточно крупные денежные суммы из тех, что были депонированы.

Банки стремсь облегчить вкладчикам распоряжение депониро­ванными средствами. Вместо личного присутствия и записей в банковс­ких книгах путем переписываний в счетах производилась простая передача бумаги на предъявителя. Вместо уплаты наличными появляется уступка (цессия) требования на банк как на общую кассу

Банк первоначально выступал в виде отдельного банкира не­скольких людей (двух-шести человек), объединенных эмиссионным ин­тересом. Эмиссионные операции в равной степени были и переводными, так как сумма денежных обязательств банка и его деловое (предприни­мательское) состояние не изменялись. Основное преимущество эмисси­онной деятельности банков заключалось в том, что доход от нее (сеньораж) превышал комиссии, получаемые от каждого вида денежных операций в отдельности.

Для ликвидации избыточной эмиссии в условиях сложившейся ост­рой конкуренции между банками обычным стало регулярное взаимное погашение банкнот. Обмен банкнот происходил дважды в неделю и сразу же подводсь балансы.

Обеспечением эмиссионной деятельности стали золотые и серебря­ные монеты, государственные бумажные деньги, которые подлежали размену на монеты. Банкноты становсь единым денежным стандар­том (единицей учета), что позволяло избежать естественные трудности, связанные с обращением металлических денег.

Основным условием сохранения самостоятельности эмиссионной деятельности банков выступала форма их организации. Банки в виде обществ с неограниченной ответственностью предусматривали, что в случае банкротства они должны были нести ответственность перед вкладчиками и держателями банкнот. В Англии на протяжении XVII-XIX вв., наоборот, преобладали общества с ограниченной ответствен­ностью. Уровень банкротства в Англии в 4 раза и более превосходил данный показатель для Шотландии. Убытки зачастую ложсь на дер­жателей банкнот, тогда как в Шотландии, как правило, они покрыва­лись самими банками. Однако несмотря на это, в Англии долго суще­ствовали частные эмиссионные банки. В 1921 г. последним собственную эмиссию банкнот в стране прекратил один из банкирских домов.

Банкнотное обращение частных банков имело существенные недо­статки (необходимость постоянного приема и выпуска; отношения меж­ду банком и приобретающими банкноты не нос личного характера; обладатели банкнот часто не в состоянии были судить о кредитоспо­собности банка). Доверие, оказанное банкнотам со стороны общества, имело слабую основу, определяемую периодом возникновения и масш­табами деятельности эмиссионных банков.

Государство не могло не обратить внимание на стихийно сформи­ровавшуюся систему банков. Для усиления своего влияния был учреж­ден в 1694 г. Банк Англии. Используя сложившуюся форму организа­ции бизнеса (акционерное общество), банк получил от государства привилегии в виде определенной монополии. Последняя предполага­ла значительные преимущества, в том числе предоставление права уве­личения капитала в обмена предоставление кредита правительству. Ни один другой банк, состоявший из семи и более партнеров, не имел права выпуска банкнот (со сроком выплаты менее полгода). Это фак­тически привело к исключению акционерных обществ из эмиссионно­го бизнеса и из банковского дела вообще. С 1742 г. Банк Англии стано­вится единым акционерным обществом по выпуску банкнот.

Концентрация привилегий в Банке Англии обеспечила ему усиле­ние положения в выпуске банкнот: многие мелкие банки перешли к прак­тике хранения в нем своих денежных средств. К началу XIX в. Банк Англии приобрел в основном черты центрального банка страны.

Банкноты Банка Англии практически стали законным средством платежа, а в 1712 г. правительство объявило их универсальным сред­ством платежа. Банки стали рассматривать банкноты центрального банка в качестве средства обеспечения собственной эмиссионной дея­тельности. В местном денежном обращении решающую роль также ста­ли играть денежные обязательства Банка Англии.

Закон Пиля 1844 г. окончательно провозгласил монополию эмисси­онной деятельности в Банке Англии. Не обеспеченная золотом эмиссия ограничивалась. Все прочие существовавшие к тому времени эмисси­онные банки продолжали действовать, однако максимальный предел эмиссии для каждого из них фиксировался на том уровне, который был достигнут в преддверии принятия закона. Эмиссионные права банков терялись в тех случаях, когда они сливались либо поглощались други­ми банками добровольно отказывались от них. Банк Англии при­обретал эмиссионные права банков в объеме двух третей от утвержден­ной эмиссии. Приобретение эмиссионных прав вновь образованными банками было запрещено.

Приостановка действия закона Пиля позволяла Банку Англии вы­пускать любое количество банкнот, не заботясь о покрытии их находя­щимся в банке золотым запасом. Неразменные банкноты превращались в такой вид кредитных денег, сферой действия которых становилась вся экономика страны (не имели внутренней стоимости, были напрямую связаны с движением торгового национального богатства, обеспечивали устойчивость обращения системой государственного кредита, были по стоимостной характеристике сравнимы с бумажными деньгами).

Отделение эмиссионной функции от кредитной в Банке Англии зало­жило основы денежного обращения, регулируемого центральным банком. Активно начинает использоваться внутренний государственный долг для поддержания устойчивости денежного обращения. За 1844-1921 гг. (почти за 80 лет) эмиссионное право утрат 207 частных банкирских домов и 72 акционерных банка Великобритании.

Первые локальные денежные системы, опиравшиеся не на золото, а на национальные кредитные деньги, были созданы со второй полови­ны XIX в. в колониальных владениях Великобритании, а затем и в дру­гих странах Европы.

За 100 лет (1815-1913 гг.) объем банкнот в структуре совокупной денежной массы трех ведущих государств (Великобритании, Франции, США) вырос в 14,3 раза в стоимостном измерении, а их доля (с учетом металлической монеты) снизилась с 26,4% до 19,3%.

Концентрация эмиссии банкнот центральными банками ведущих европейских стран осуществляется во второй половине XIX в первой четверти XX в.

В ГЕРМАНИИ ко времени объединения немецких земель (70-е гг. XIX в.) действовали 33 эмиссионных банка, в 1848 г. были изданы об­щие правила, разрешавшие их открытие (сумма эмиссии банкнот не должна была превышать основной капитал). С 1875 г. расширение эмис­сионного права стало прерогативой государства. Постепенно количе­ство особых правил по ограничению эмиссии росло. Вскоре значитель­ная часть банков отказалась от своего права эмиссии в пользу имперс­кого (Прусского, образованного в 1846 г.) банка. Их доля в случае добровольного отказа в контингенте свободных от налога банкнот, не обеспеченных металлическими деньгами, переходила на долю имперс­кого банка. Первая часть банков была ликвидирована, вторая - поте­ряла право эмиссии вследствие истечения срока, на который они это право получ, а третья - должна была подчиняться требованиям им­перского банка (помещать свои средства в строго разрешенные опера­ции, инвестировать не более половины основного и запасного капита­лов в ценные бумаги, обеспечивать находившиеся в обращении банк­ноты на 1/3 металлическими деньгами, на 2/3 учетными векселями с тремя подписями на срок не свыше трех месяцев).

Расширение операций разрешалось тем банкам, которые могли до­казать, что их банкнотная эмиссия не превышала размеров основного капитала. Ломбардные ссуды могли выдаваться только под определен­ные виды обеспечения и покрытием для банкнот не могли служить. Однако последующее ограничение ломбардных операций побудило оставшиеся эмиссионные банки отказаться от выпуска банкнот к нача­лу XX в. В 1909 г. имперским банкнотам была придана сила националь­ного платежного средства.

Во ФРАНЦИИ еще с XVIII в. стали создаваться эмиссионные бан­ки. Регулирующую роль должен был сыграть по декрету Наполеона I Банк Франции, действовавший с 1800 г. В 1848 г. устанавливается при­нудительный курс банкнот существовавших эмиссионных банков и Бан­ка Франции, что способствовало потере самостоятельности девяти про­винциальных банков и превращению их и отделения центрального банка. Поставленный в привилегированное положение с 1803 г. Банк Франции в течение длительного времени использовал его для концент­рации выпуска банкнот. Законом 1911 г. привилегии банка были во­зобновлены, эмиссионное право было значительно увеличено. Беспро­центный государственный долг, подлежащий погашению только после уничтожения привилегии, активно использовался для устойчивости банкнотного обращения.

В РОССИИ банковское дело развивалось как государственное, и частных эмиссионных банков не было. Созданный в 1860 г. Государ­ственный банк выступал в качестве комиссионера казны, охватываю­щей эмиссию кредитных билетов. Госбанк лишь производил обмен кредитных билетов: ветхих - на новые, крупных - на мелкие и размен на монету, а также прием монеты и слитков из золота и серебра с выдачей за них кредитных билетов. Законодательство сводило на нет его эмис­сионные функции. Министр финансов являлся «непосредственным главным начальником банка» с широкими распорядительными правами и возможностью направлять всю деятельность банка.

С принятием нового устава в 1894 г. Госбанк все более становится центральным эмиссионным банком, кредитные билеты выпускаются в строго ограниченном размере. В 1897 г. монопольное право эмиссии кредитных билетов устанавливается окончательно.

17.2.3. Формирование депозитной основы устойчивой деятельности банков

Рост количества промышленных и торговых предприятий, их пла­тежного оборота в ходе промышленной революции, охватившей евро­пейские страны на протяжении XVIII-XIX вв. не могли обеспечить де­нежные требования с помощью банкнотной эмиссии. Для развития банков ведущей становилась депозитная операция.

Результатом депозитных операций банков стало появление HOBOГО ВИДА КРЕДИТНЫХ ДЕНЕГ (ДЕПОЗИТНЫХ). Они создавали на основе банковских вкладов и на системе специальных расчетов, которые производсь между банками путем переноса сумм с одного счета на другой. Внешне обращение депозитных денег было связано с ЧЕКОМ - приказом собственника счета об уплате определенной сум­мы денег, который выписывался владельцем текущего счета в банке. Чек выписывался на специальном бланке, получаемом вкладчиком от банка.

Перевод счета от одного вкладчика к другому производился путем бухгалтерской записи на счетах банка, деньги не принимали участие в платеже. При постоянном росте банков происходил прием причитаю­щихся платежей от своих клиентов, выписанных на другие банки. Од­новременно производсь через создаваемые расчетные палаты вза­имные платежи. В общенациональном масштабе формировалась сфера чекового обращения и замещения ими полноценных металлических де­нег и банкнот в качестве средства обращения и платежа.

Депозиты резко отличались от тех кассовых запасов, которыми по­стоянно располагали банки для текущих платежей вкладчиков. При­влечение денежных средств в качестве депозитов обусловливалось на­числением определенного процента. Банк мог договориться об обяза­тельном досрочном уведомлении об изъятии денежных средств. Если кассовые запасы банков были достаточно предсказуемы (известные колебания в зависимости от величины и вида предприятия, его отрас­левой направленности), то с депозитами ситуация обстояла сложнее. Для привлечения денежных средств в депозиты банкам приходилось развивать собственные услуги (платежи чеками, совершенствование кассовых операций).

Размеры депозитного обращения определялись объемом вкладов на текущие счета банков и величиной наличных денег (золотые монеты, банкноты), которые должны были выдаваться по первому требованию вкладчиков. Отношение наличных резервов банков к величине вкла­дов показывало ликвидность системы банков.

Способность к расширению и сжатию депозитного обращения оп­ределялась изменениями в наличном денежном обращении. Операции банков по приему и выдаче наличных денег не давали депозитным день­гам «отрываться» от размеров первичных вкладов. Использование че­кового обращения позволяло банкам создавать «мнимые депозиты». Поэтому с развитием депозитного обращения усвается контроль над банковской ликвидностью со стороны государства.

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ для успешного функционирования акцио­нерных обществ потребовались депозитные банки, которые взяли бы на себя финансовое посредничество между обществами и населением. Только за 20 лет (1840-1860 гг.) лондонские банки увелич сумму своих депозитов в 13 раз. Деятельность депозитных банков приводи­ла к концентрации денежного капитала. С 1858 по 1890 г. число депо­зитных банков сократилось с 400 до 104. Из 40 оставшихся к 1918 г. подавляющую часть банковского оборота осуществлялшь двенад­цать. В 1926 г. депозиты составляли по пассиву общего баланса анг­лийских банков 87,9%, тогда как собственный и резервный капиталы -только 6,6%.

В ГЕРМАНИИ деятельность депозитных банков в форме долевого участия в капитале предприятий давало возможности обеспечить им наилучший контроль за предприятиями, а они, в свою очередь, сокра­щали стоимость финансирования производства. Активно шел процесс объединения депозитных и фондовых операций (учреждение предприя­тий и размещение их акций). Формирование депозитов главным образом за счет средств промышленных предприятий способствовало универсализации немецкого банковского дела.

Во ФРАНЦИИ среди действовавших в течение длительного периода с переменным успехом 250-270 депозитных банков в условиях ограничения участия в капитале промышленных предприятий выделсь позиции «Кредоннэ» и «Сосьете Женераль».

По масштабам деятельности они превосход остальные банки. Благодаря государственным гарантиям они сосредоточ более по­ловины текущих счетов предприятий и операций с ценными бумагами, 2/3, вкладов, вексельного портфеля и кредитов.

За 1815-1913 гг. (почти за 100 лет) объем текущих счетов в стоимостном выражении в общей структуре денежной массы только трех стран (Великобритании, Франции, США) возрос в 205,3 раза, а их доля увеличилась с 6,5% до 67,4 %.

В РОССИИ депозитная активность создаваемых коммерческих банков выявляется с начала 80-х гг. XIX в. При учреждении банков необходимо было соблюдать, чтобы наличные суммы вместе с текущим сче­том в Госбанке составляли не менее 10% обязательств банков. Сумма обязательства не должна превышать основной и резервный капиталы более чем в 5 раз. Источником основного объема депозитных операций становился непосредственно Госбанк, который принимал вклады казначейства. Позднее для стимулирования вкладчиков с целью перевода их денежных средств в коммерческие банки он прекратил начисление процентов по текущим счетам. За 30 лет (1885-1914 гг.) вклады коммерческих банков возросли в 11,1 раза, тогда как их капитал увеличился в 7 раз.

17.2.4. Зарождение финансовых рынков и усиление позиций центральных банков

В течение XVII-XX вв. результатом консолидации и концентрации денежных капиталов в банках явилось усиление экономической мощи крупных государств мира (Великобритания, Франция, Германия, Рос­сия). Стабзировалась роль определявших уровень кредитных отно­шений в средние века европейских стран (Италия, Испания, Португа­лия, Нидерланды). В XX в. сформировался крупный экономический потенциал США и Японии[1]. Качественно различный уровень структуризации товарно-денежных отношений повлиял на преобразование кредитных отношений, на степень их концентрации, централизации и монополизации, государственное регулирование.

Чем больше было субъектов хозяйствования, тем при всех прочих равных условиях более интенсивно происходило увеличение кредитных операций банков ведущих европейских стран. Для их проведения бан­ки не только расшир свою денежную основу (внедрение новых видов кредитных денег), но и способствовали формированию национальных и мирового финансовых рынков. Уже с XVII в. по мере упрочения пози­ций фондовых бирж, котировок на них ценных бумаг государств и раз­личных компаний, массового учредительства акционерных обществ банки развивают отдельные сегменты финансовых рынков как полно­кровных источников пополнения своего денежного капитала для осуще­ствления кредитных операций.

«Как только торговля деньгами отделяется от торговли товарами, она приобретает - при известных условиях, определяемых производ­ством и торговлей товарами, и в этих пределах - свое собственное раз­витие, имеет особые законы и фазы, которые определяются ее собствен­ной природой. Когда же вдобавок к этому торговля деньгами в своем дальнейшем развитии расширяется до торговли ценными бумагами - причем эти ценные бумаги состоят не только из государственных бу­маг, но к ним присоединяются и акции промышленных и транспорт­ных предприятий, и торговля деньгами завоевывает, таким образом, прямое господство над частью производства, которое в общем и целом господствует над нею, тогда обратное действие торговли деньгами на производство становится еще сильнее и сложнее. Торговцы деньгами являются собственниками железных дорог, шахт, металлургических за­водов и т. д. Эти средства приобретают двоякий характер: их работа должна приспособляться то к интересам непосредственного производ­ства, то к потребностям акционеров, поскольку они же являются бан­кирами»[2].

Однако концентрация частного финансово-промышленного капи­тала неизбежно вырастает до национальных масштабов. Кредитная активность банков Великобритании и Голландии на протяжении дли­тельного времени вплоть до XX в. выражалась не только уровнем про­мышленного развития, но и масштабами проводимых операций. На протяжении трех столетий (с 40-х гг. XVII в. до 40-х гг. XX в.) интенсив­ность кредитных операций этих банков определялась масштабами тер­риторий и проживающего на них населения. За отмеченный период рост колониальных владений к метрополии по площади и количеству насе­ления составил: для Великобритании - соответственно 73 раза и 9,5 раза, для Голландии - соответственно 70 раз и 8 раз. Только банки Великоб­ритании имели за границей свыше 4 тыс. отделений, позволявшие со­хранить фунт стерлингов как резервную валюту, обслуживающую 1/3 мирового платежного оборота. Валютные резервы Великобритании (с учетом Франции и США) за 1815-1913 гг. увеличсь соответственно по золоту в 150,2 раза, по серебру - в 49,2 раза. Огромные государствен­ные расходы требовали задействовать банки в качестве крупных фи­нансовых посредников.

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ укрепление национальной валюты, при­вязка к ней внутреннего государственного долга благодаря организа­ции Банка Англии создало основы взаимодействия государства как крупного заемщика банка и банка как крупного кредитора государства. Банк Англии с помощью собственных банкнот гарантировал обслужи­вание государственного долга. Он мог выдавать кредиты правитель­ству с разрешения парламента. При несоблюдении сумма штрафа со­ставляла трехкратный размер суммы выданных правительству кредитов без разрешения парламента. Даже король не мог изменить данное положение. С 1746 г. было установлено устойчивое соотношение, кото­рое длительное время соблюдалось между кредитами банка государ­ству и увеличением акционерного капитала в результате дополнитель­ного выпуска акций и дополнительных взносов.

Концентрация привилегий в центральном банке предопределила централизацию денежного капитала, с ней кредитные операции банков приобрели дополнительный стимул роста и устойчивость. Это обеспе­чивалось за счет расширения обслуживаемых банковскими услугами территорий и установления льгот для крупных клиентов. Если в 1890 г. 104 английских банка имело 2203 отделения, то к 1926 г. только 18 круп­ных банков располагало сетью в 8676 отделений. По активу общего баланса английских банков ссудные операции в течение длительного периода были стабильными и составляли долю в 58%.

Монопольное положение отдельных акционерных банков ослаби­ло позиции Банка Англии. Правительство вынуждено было выдавать специальные разрешения для слияния крупных банков. В то же время банки не испытывали конкуренции и вплоть до 70-х гг. XX в. находсь под защитой банковского картеля, который контролировал процент­ные ставки и условия деятельности. Регулирующая роль Банка Англии была постепенно восстановлена и упрочена. Благодаря совершенство­ванию кредитной деятельности удалось ликвидировать противоречия, сложившиеся между лондонскими (столичными) и провинциальными банками в результате конкуренции на финансовом рынке и создать еди­ную банковскую систему.

В ГЕРМАНИИ монополизация банков позволила контролировать рынок ценных бумаг, что усло риск долгосрочного кредитования промышленности и создало предпосылки для образования банковских синдикатов при высоком уровне акционерного капитала и отсутствии широкой сети фалов. Стабзации банковской системы, усилению роли Рейхсбанка способствовала тесная связь с местными банками. К 30-м гг. XX в. количество акционерных банков составило около 400. Услось монополистическое влияние ведущих трех крупных банков (Дойчебанк, Дрезденербанк, Коммерцбанк).

Во ФРАНЦИИ выпуск ценных бумаг без обеспечения привел к спе­кулятивной рискованной кредитной деятельности «Генерального об­щества движимого имущества» («Кредит мобиле») с середины XIX в. К концу XIX в. из 6 тыс. банков, появившихся в течение 50 лет, оста­лось 2 тыс. Только благодаря кредитной политике Банка Франции с начала XX в., внедрению ломбардных операций (кредиты под залог го­сударственных ценных бумаг) удалось стабзировать кредитный рынок, учетную ставку процента. Преобладание операций с ценными бумагами усло позиции крупных деловых банков - известных бан­кирских домов Вормса, Дрейфуса, братьев Лазар и др. Большое значе­ние придавалось межбанковским связям, упрочению корреспондентс­ких отношений, особенно в условиях постоянной конкуренции с разветвленной государственной кредитной системой (почтовые сбер­кассы, народные банки) и из-за высокой степени государственных при­тязаний (тенденций к национализации банков).

В РОССИИ государственные банки (Медный, Вспомогательный для дворянства, Ассигнационный и др.) на протяжении длительного пери­ода занимались долгосрочным кредитованием (с 30-х гг. XVIII в.). Появление коммерческих банков началось с 60-х гг. XIX в. К 1914 г. было создано более 50 банков, количество их отделений возросло с 40 до 822. Распространенными становятся ссуды под ценные бумаги. Со стороны других кредитных учреждений (обществ взаимного кредита, городских банков, кредитной кооперации) ощущалась постоянная кон­куренция.

Небольшое количество коммерческих банков объяснялось полити­кой государства (финансовая поддержка крупных банков, жесткое ре­гулирование акционерного учредительства).

Особое значение имела собственно кредитная деятельность Государ­ственного банка. Вразрез с уставом, по которому основными учетно-ссудными операциями являлись учет векселей, срочных правительствен­ных и общественных процентных бумаг, иностранных тратт и ссуд под товары и ценные бумаги. Госбанк предоставлял долгосрочные креди­ты и осуществлял прием в залог недвижимого имущества заемщиков по векселям. Развитие получ неуставные ссуды, т.е. операции, произ­водимые по специальной докладной министра финансов и с разрешения императора. По назначению, размерам и сроку они противореч уставу.

Далее важным направлением становится развитие промышленного кредита (ссуды под простые векселя, под залог недвижимого имуще­ства, различного рода инвентарь). Тесная подчиненность Министерству финансов в качестве его вспомогательного учреждения не способство­вала развитию краткосрочного кредита.

В советское время (с 20-х по 80-е гг. XX в.) Госбанк был превра­щен в орган краткосрочного кредитования народного хозяйства: ком­мерческий кредит был заменен прямым банковским, а система ком­мерческих банков - системой государственных специализированных банков.

17.2.5. Упрочение тенденции специализации и универсализации банковской деятельности

В XX в. выявилось неравномерное развитие отдельных крупных по экономическому потенциалу государств мира. Ведущее положение за­няли США и Япония. Тесная связь со структурными изменениями в хозяйстве, конкуренция с различного рода специализированными кредитно-финансовыми учреждениями постоянно требовали поддержания устойчивости квидности национальных банковских систем. При­способление к изменяющимся условиям при выполнении для финансо­во-промышленного капитала основных, важнейших функций и опера­ций (эмиссионных, депозитных, кредитных, фондовых) исключали возможности ослабления роли банков как особых институтов по созда­нию кредитных денег.

Рост объема предоставляемых услуг и изменение их качества, сме­шение операций банков и небанковских учреждений, влияние участия государства в проведении банковской политики были столь различны в отдельных странах, что понадобсь международные институты, способные обеспечить стабзацию деятельности формирующегося мирового банковского сообщества (Банк международных расчетов, созданный в 1930 г., Международный банк реконструкции и развития - в 1946 г., Международный валютный фонд - в 1947 г.). Под действием глобальных деформаций (мировых войн и экономических кризисов) приходилось направлять банковскую деятельность в более регулируе­мое русло концентрации и специализации (устранение конкуренции между крупными банками, децентрализация посредством широкой бан­ковской периферии, целевое использование по объему и характеру при­ложения денежных капиталов).

На примере английского опыта развития банков, имевшее наибо­лее длительный исторический период, прослеживаются процессы уни­версализации и специализации банковского капитала. Они имели важ­ные последствия для появления банков во многих странах Азии, Африки, Америки. В зависимости от выбранных методов деятельности, приме­няемых денежных операций банки пытались обеспечить себе стабиль­ность и прибыль.

Специализация банков ВЕЛИКОБРИТАНИИ выразилась в выде­лении клиринговых банков (предоставление кредита в форме овердраф­та и краткосрочных ссуд) и учетных домов (осуществление вексельного кредита). Подобное разграничение снижало предпринимательский риск. Клиринговыми назывались шесть ведущих депозитных банков, являв­шихся членами Лондонской клиринговой (расчетной) палаты. Либеризация правил торговли ценными бумагами, усиление конкурен­ции в сфере традиционных операций позвол клиринговым бан­кам расширить круг банковских и околофинансоввдх услуг. Органи­зационно клиринговые банки обрастали специализированными дочерними компаниями, превращаясь в кредитно-финансовые конг­ломераты.

Учетные дома, обладая монопольной возможностью пользоваться кредитами Банка Англии в обмен на посредничество в размещении каз­начейских векселей, выступали как достаточно гибкие формы банковс­кой деятельности. Постепенная утрата монополии привела учетные дома к необходимости диверсифицировать свою деятельность.

Одновременно с объективным процессом специализация как необ­ходимый элемент банковского предпринимательства в отдельных ев­ропейских странах выступает как элемент государственного хозяйственного регулирования.

Во ФРАНЦИИ в ходе неоднократных национализации отдельных видов банков выработаны государственные принципы специализации. В 80-х гг. XX в. проведена реорганизация кредитных учреждений для устранения прежней специализации (депозитные, деловые, банки сред­не- и долгосрочного кредитования) и дана их новая классификация. Для поощрения конкуренции осуществлялось сближение операций банков и финансовых компаний. С целью повышения конкурентоспо­собности страны на финансовых рынках мира был введен статус уни­версального банка.

В ГЕРМАНИИ со второй половины 40-х гг. XX в. на базе фалов трех ведущих гроссбанков образованы 30 самостоятельных региональ­ных банков. Строго ограничивались операции банков пределами зе­мель, в которых они функционировали. Позднее полная легализация гроссбанков позволила отвоевать прежние позиции, в результате из 30 осталось только девять региональных банков. Отмена ограничений в области открытий отделений окончательно усла монопольные по­зиции гроссбанков (1% общего числа коммерческих банков и 40 % их активов).

В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ с 30-х по 80-е гг. XX в. государством со­здавалась и совершенствовалась система специализированных банков. В конце отмеченного периода она состояла из Внешторгбанка, Агро­промбанка, Жилсоцбанка, Стройбанка и Сбербанка. Каждый из них представлял собой сложную централизованную систему с разветвлен­ной сетью учреждений. Государством проводсь реорганизации при­нятой специализации (расширение сети отделений и контор, разграни­чение круга клиентов и т. д.).

За счет большой сети Госбанка (185 контор и 4274 отделения) спецбанки в 80-е гг. расшир свою сеть, причем прикрепление осуще­ствлялось в зависимости от того, клиентура какого банка преобла­дала в данном отделении. С конца десятилетия значительная часть государственных специализированных банков и их отделений была преобразована в коммерческие банки и их фалы. Благодаря при­нятым в 1990 г. союзному и российскому законам о банках и банков­ской деятельности система коммерческих банков стала постепенно развиваться.

Вопросы для самоконтроля

1. Каковы формы зарождения банковской деятельности?

2. Какие характерные для банков операции осуществлялись в древних цивзациях?

3. Какие можно привести примеры регламентации деятельности бан­ковского дела в древние и средние века?

4. Какие объективные условия способствовали переходу банковского дела из стадии становления в стадию развития?

5. Какие основные денежные операции характерны для процесса раз­вития банков?

6. Проанализируйте особенности появления и развития банков в от­дельных европейских государствах.


 

[1] Особенности развития американских и японских банков более подробно рассмат­риваются в других главах учебника.

[2] 'Энгельс Ф. Письмо к К. Шмидту. 27 октября 1890 г.; Маркс К., Энгельс Ф - Соч -2-е изд.-Т. 37.-С. 414-421.


СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНИКА



Реклама!


Заказать реферат





Статистика

Всего 24 учебника


Поиск



Все книги на данном сайте являются собственностью их авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей.
Просматривая, скачивая книгу Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

гостиницы Трускавец